Красько Александра

г.Брест.

Лауреат конкурса современных поэтов "Первая книга" (РФ)

2-е место в конкурсе 2018г.


 

ДУША

Она ушла, исчезла, она потерялась, потеряв саму себя.

В один миг, вдруг, изменились все настройки её зрения, слуха, восприятия жизни.

Это было похоже на сбитые настройки телевизора.

Формат, изображение, звук, передача та же, но воспринимаешь ты её уже иначе.

Ей было страшно.

Это было что-то новое, то, что её пугало и, причем, пугало очень сильно.

Она перестала выходить на улицу, замкнулась в себе.

Она уже не ощущала радости, счастья, любви. Ей не хотелось смотреть любимые фильмы, она не знала, что делать и кого слушать. Остался лишь страх, который, на данный момент, имел над ней огромную власть!

О, как он был могуществен, как он возвышался над ней, он был тьмой, что закрыла солнце, небо, облака. Он заводил её сердце с пол-оборота, и оно стучало всё быстрей и быстрей. В эти моменты паника полностью владела ею. В таком состоянии можно выпрыгнуть из окна, сделать то, что раньше было сделать страшно и немыслимо.

Ты просто перестаёшь воспринимать, ощущать себя.

Всё, тебя нет, осталась лишь оболочка - твоё тело больше тебе не принадлежит. Оно не твоё, оно теперь в плену у страха, ты перестаёшь жить, ты начинаешь просто существовать…

Как часто, сами того не осознавая, мы переходим из одной клетки в другую. Мы спешим куда-то, мы торопимся всё успеть, мы хотим всё и сразу. Мы летим впереди всей жизни и остановить нас может только болезнь. И это необязательно болезнь тела, горла, или ещё чего-нибудь. Зачастую это болезнь души.

А вы знаете, как болеет душа?

А болеет она очень тяжело. Болезнь может протекать незаметно для человека, без заложенного носа, без температуры. Душа болеет угасанием всех светлых чувств и обострением страха, ужаса и паники. Это когда сердце стучит быстрее и сильнее и что-то проникает внутрь, и ты не можешь понять, что это. Ты не можешь найти себе места. Либо мечешься из угла в угол, либо в него забиваешься и боишься пошевелиться.

Вот в такие моменты человек не принадлежит самому себе, он теряет себя. Словно эта самая душа покидает тело. Она устала... Ей тоже нужен отдых...

И где же лечится душа? Куда она летит, чтобы залечить раны?

Она знает! Душа находит воспоминания о том, как когда-то ей было хорошо. Она вторгается в память человека, которого покинула и открывает файлы под названием "счастье", "радость", "любовь". Она летит туда, где когда-то ощущала все эти чувства. Зачастую, она снова возвращается в детство. Именно там человек еще не обременён всеми тяготами и заботами взрослой жизни. Именно там он живёт, пока ещё яркой, и чистой жизнью.

Если вы спросите, сколько лечится душа, сколько ей надо времени, дней, лет, то на этот вопрос никто не даст ответа, даже она сама. Только когда тело падёт на колени, в мольбе о пощаде, когда нескончаемый поток слёз омоет и залечит открытые раны, душа вернётся… вернётся жизнь.

Однажды, сквозь тьму страха, проникает чья-то рука. Эта рука вторгается в толстый слой липкого ужаса, и, бережно ухватив бренное тело, вытаскивает его на поверхность, к свежему воздуху, солнцу, теплу.

И тело потихоньку оживает.

Оживает левая рука, правая, ноги... и наконец, свежесть нового дня доходит до сознания и открывшиеся глаза видят мир. Светлый от яркого солнца, тёплый, красочный, словно картинка весеннего дня.

Вот и наступил рассвет новой жизни. Лёгкие наполнены кислородом, слух улавливает пение птиц и глаза видят красоту Божьего мира.

Первая мысль – это рай?

Нет, пока это только возвращение… ты нашла дорогу к себе.

(Александра Красько)

 

ГРОЗА

Вечер. Просёлочная дорога. Чернильное небо предвещало грозу. Она просила водителя ехать быстрее. Он не понимал зачем, что-то говорил о дороге, но подчинялся. И вот среди деревьев показался просвет. Это было самое большое поле деревни, неведомо как уцелевшей от наступающего города.

Тучи сгущались всё быстрее, их гнал ветер, который поднимал пыль над дорогой, заставляя деревья кланяться земле. Водитель притормозил у окраины поля, она вышла, поблагодарив и сказав, чтобы он скорей уезжал, пока не попал в непогоду.

Ничего не говоря, даже не пытаясь отговорить её, он нажал на газ, и машина скрылась за столбом кружащейся пыли.

Она перебежала проезжую часть, затем быстро направилась в середину поля.

Надо успеть быть там, в центре, среди колосьев, когда всё начнётся.

На небе не было ни одного кусочка просвета. Вдруг всё кругом замолкло. Это было затишье перед бурей. Ветер утих, столбы пыли улеглись на дорогу, и только небо набирало силу своего свинцово-чернильного окраса, как будто на него действительно пролили чернила.

Она стояла закрыв глаза. Одно единственное чувство, чувство ожидания чего-то большого, сильного, властного и могущественного, обострялось всё больше и больше. Это невозможно описать словами. Это то, от чего захватывает дух, дыхание останавливается, и ты сливаешься с небом, дождём, грозой. Ты становишься единым со стихией.

Она раскинула в сторону руки, глубоко вдохнув свежий предгрозовой воздух, который заполнил её всю, окутав своей очищающей силой. Выдохнув так же глубоко и сильно, она наконец почувствовала свободу. Именно ту свободу, которую искала, которую хотела ощутить и принять.

Ветер словно вышел из-за угла, стал играть с её волосами, зашумели колосья, сверкнула молния.

Вот оно! Началось. Она успела. Ветер стал усиливаться, пригибая колосья к земле, столбы пыли снова заплясали над дорогой. Он сметал всё на своём пути, но она стояла на месте. Ноги словно вросли в землю. Она задыхалась, и в тоже время не могла надышаться. А потом пошел дождь. Сначала мелкий, затем капли превратились в крупные горошины. Дождь перешёл в ливень. Одежда сразу промокла насквозь. Она стояла и ждала, когда дождь смоет с неё все воспоминания, все ненужные файлы её памяти, всё то, что мешает жить.

Сверкающие молнии освещали темноту, повисшую вокруг. Освещали пустую дорогу, лес с редкими деревьями, что были по ту сторону поля, наконец, само поле. Она стояла вся промокшая, но зато такая свободная и ничего не чувствовала, кроме этой упоительной свободы. Тело словно парило над землёй, а мысли были чисты, как первый выпавший снег.

Жизнь начинается сначала, с чистого белого листа.

А непогода продолжала свою игру, пытаясь прогнать её . Но она стояла, промокшая, и уверенная в своем решении выстоять до конца.

Сложно описать, что чувствуешь в такие моменты, наверно эйфорию.

Ты один, в поле над которым властвует непогода, но ты знаешь, что сильнее её.

И она знает, что ты здесь не просто так, а потому, что так надо. Ты превращаешься в дрессировщика стихии, которая бушует, лютует, показывая свой нрав, как самый опасный хищник. Но ты знаешь, что этот хищник тебя не тронет, и сам хищник это тоже знает, от того так и лютует.

Но ничто не может продолжаться вечно, тем более летняя гроза, поэтому вскоре ветер прогнал чернильные остатки на запад, открыв небо, на котором замерцали первые звёзды. Появилась луна, осветившая своим сиянием поле, и её, по-прежнему стоявшую на своём месте, смотревшую в это небо, такое большое, чистое, спокойное, как и те чувства, что было у неё внутри.

Страха больше нет. Гроза прошла и забрала всю ту боль, всё то, что сидело занозой и тревожило её в последнее время. Всё прошло. Уже ничего не болит.

Её не беспокоила ночь, её не беспокоил холод, и то, что она одна - город рядом, такси придет быстро — главное всё прошло. Теперь можно дышать свободно... Уже ничего не болит.

С тех пор она парила как птица, дышала свободно, а мысли её были легки и чисты как воздух.

P.s. Не повторять – опасно для жизни.

(Александра Красько)

 

РЫЖЕЕ СЧАСТЬЕ

(Из рассказанных историй)

Произошло это со мной давным-давно. С тех пор прошло больше двадцати лет, но каждый раз, встречая где-нибудь девушку с длинными волосами рыжего цвета, невольно возвращаюсь в свою юность.

Именно тогда я познакомился с одной прекрасной девушкой. Звали её Лера. Высокая, стройная, обаятельная. Она носила роскошные рыжие волосы, которые просто поразили меня.

Вдруг стало понятно, рядом должна быть именно она, вот такое рыжее счастье.

Тогда я доучивался на последнем курсе института, попутно подрабатывая, на одной фирме, куда потом планировал устроиться на постоянную работу. Была зима. Я сидел дома, спокойно занимаясь изучением очередной учебной темы. Позвонил мой однокурсник и сказал, что в одном из клубов будет дискотека, где, только сегодня, вход бесплатный. Собирается небольшая компания, предложил присоединиться.

Я с удовольствием принял предложение.

Нам пришлось простоять полчаса на морозе, чтобы попасть в клуб. Очередь желающих двигалась довольно медленно. Когда мы были практически у входа, я заметил, как к охраннику, который пропускал людей, подошла девушка. Она ему что-то сказала, и он её пропустил. Ещё подумалось, везёт, наверное, своя.

Перед тем как зайти внутрь, она скинула с головы капюшон своего пальто, и… меня ослепил цвет её огненно-рыжих волос.

Время перестало существовать.

Казалось, что я еще никогда не видел такого роскошного цвета.

Я очнулся от того, что меня тормошили ребята, тут же решив во что бы то ни стало, найти эту девушку.

Мне не удалось увидеть её в вестибюле, людей было очень много, и найти здесь кого-то было сложно.

Перед дискотекой ожидалось какое-то шоу. Подняли занавес, и я увидел ту, которую искал! Она была там, на сцене, в красивом длинном платье, а её, еще более рыжие в свете софитов волосы, каскадом спускались с правого плеча.

Я любовался ей.

Оказывается, один из наших товарищей знал, что зовут ее Лера, и она сама пишет себе песни, иногда выступая на сцене. Дальше разговор сменился, а я решил, потом, узнать всё более подробно.

Такая возможность скоро представилась. Мы вышли покурить и я, как бы невольно, высказал своё мнение о Лере и её песнях. Хотя, на самом деле, практически не помнил, что она пела, т. к. просто смотрел на неё, ничего не слыша и ничего вокруг не замечая. В разговоре, слово за слово, мне стало известно, где и кем она работает.

После той встречи я перестал нормально спать. Все мысли были заняты Лерой, её рыжее волосы не давали покоя.

Пора было переходить к действию, и я отправился в поликлинику, где она работала лаборанткой.

Что было известно?

Рыжая лаборантка, и всё!?

Нет, она еще сочиняет и поёт! Пока я растерянно стоял около гардероба поликлиники, раздумывая к кому обратиться с первым вопросом, мимо прошли две девушки, видимо тоже лаборантки, и до меня долетел обрывок их разговора. Они обсуждали вчерашнее выступление Леры.

Услышав знакомое имя, я последовал за ними.

Так мы дошли до кабинета, где сдают кровь из пальца. Возможно, это и есть место её работы.

Довольный, что всё вышло так легко, я отправился в регистратуру, чтобы узнать, как попасть в нужный кабинет. И вот тут начались мои приключения. Мне объяснили, что надо, сначала, прийти на приём к своему участковому терапевту. Но чтобы к нему попасть, надо взять талон, талонов на ближайший приём нет… звоните с утра.… или приходите рано утром, к открытию, в регистратуру… может что-то и будет.

Да, давненько я по врачам не ходил. Дозвониться до поликлиники, чтобы заказать талон к врачу, оказалось практически невозможно, стоять в очереди в регистратуру, нет времени.

Невозможность совершения элементарного удивляла, затем раздражала, и скоро вид у меня стал такой, что мне, на самом деле, пора было обращаться к врачу.

Как раз, во время очередной попытки дозвониться в регистратуру, ко мне, по какому-то делу, забежал тот самый друг, с которым мы были в клубе. Увидев меня, он стал расспрашивать, что со мной случилось.

Я ему всё рассказал.

Он долго смеялся, а потом предположил, что не обязательно всё усложнять и проходить все уровни. Раз я знаю, где она работает, то можно дождаться пока она выйдет из кабинета и подойти к ней, в крайнем случае, аккуратно заглянуть в кабинет, якобы что-то спросить.

От этого простого и, прямо скажем, элементарного решения, я пришел в восторг и был готов сразу бежать в поликлинику. Но мой друг меня остановил. Был вечер, а кабинет работает только утром.

На следующее утро я уже дежурил у дверей нужного кабинета. Но видимо у неё был выходной, т. к. ни одной рыжей лаборантки я не встретил.

Без настроения, с поникшей головой, я выходил из поликлиники, как вдруг, в дверях, случайно столкнулся с Лерой. Она шла на работу.

Вот так мы и познакомились.

Увидев её, я замер на месте, а она, испугавшись моего ступора, стала расспрашивать, всё ли у меня хорошо.

Я тогда быстро пришел в себя и, стоя на ступеньках поликлиники, всё ей рассказал.

Никогда бы не подумал, что именно это место так подойдет для объяснения своих чувств.

Она слушала спокойно и внимательно, словно была не лаборанткой, а врачом. А когда рассказ дошёл до попытки попасть к ней через терапевта, то, так же как мой друг, долго смеялась.

Мы потом часто вспоминали эту историю.

Из-за моей учебы и работы, нам не удавалось видеться так часто, как хотелось. Но зато эти долгожданные встречи были полны любви и нежности. Вспоминая сейчас о том времени у меня до сих пор в груди что-то сжимается…. Словно это было самое лучшее в моей жизни…

Вскоре я окончил институт и был принят на должность, как и планировал, в ту фирму, где подрабатывал.

У нас появилось больше времени для встреч. Мы вместе ходили в кино или просто зависали в кафе, могли часами болтать обо всем на свете, или часами молчать. Это было настоящее единство душ.

Так прошли два года. Точнее не прошли, а просто пролетели. За это время я поднялся по карьерной лестнице и занял более высокий пост. У меня появился автомобиль и своя квартира. Лера тоже не отставала. Она окончила курсы по повышению квалификации и получила хорошую должность в одной из частных клиник.

Вскоре мы стали жить вместе, в нашей уютно обустроенной квартире.

Каждое утро я просыпался рядом с любимой женщиной и не мог налюбоваться её волосами, раскиданными по подушке словно яркие языки пламени.

Я любил играть с ними, ей это нравилось, она смеялась, и от этого мне было хорошо.

Мы вместе уходили на работу, а после работы встречались и ехали домой, или, если была хорошая погода, просто гуляли. Казалось, что так будет всегда.

Как-то мы сидели на кухне за чаем и смотрели кино. Лера что-то рассказывала про работу и тут, неожиданно, спросила, за что я её полюбил? Сначала я не понял вопроса, а потом как на духу, ничего не тая, сказал – за роскошный цвет волос. Как увидел их, так сразу и влюбился.

Мне показалось, что от моего ответа она как-то изменилась, немного загрустила. Правда, заметил я это не сразу, увлекся, стал рассказывать про свою любовь к рыжим волосам. Мне казалось, что такие девушки обладают какой-то магией, волшебством.

И тут она перебила меня, спросив, а если бы она перекрасила волосы в другой цвет, любил бы я её так же?

Я, не задумываясь, сказал: «наверное, да».

Наверное, … Дурак.… Какой я тогда был дурак, что сказал это «наверное». После моего ответа она, молча, допила чай и ушла в комнату. Сначала я не понял, что произошло, и попытался выяснить.

Но она не хотела разговаривать, говорила, что всё нормально.

Она обиделась!

Я просил прощения, говорил, что не то хотел сказать, но это не повлияло на ситуацию.

Ночь была бессонной, утро разбитым.

Сегодня у неё выходной, я не будил её, тихо собрался и ушел на работу. Настроение было хуже некуда. Это была наша первая, пусть странная, но серьезная размолвка. Возможно, вечером мне удастся объясниться и все наладить.

После работы я заскочил в цветочный, затем в кулинарию, купил её любимые цветы и сладости. В надежде на скорое прощение практически прилетел домой. Сердце моё стучало так сильно, что я долго не решался открыть входную дверь, а когда зашел, то не поверил своим глазам.

В коридоре меня встречала другая девушка. Это была Лера, но её цвет волос!…

Сначала мне показалось, что в коридоре изменилось освещение.

Нет, изменилась Лера. Свои удивительные, огненно-рыжие волосы, она перекрасила в шоколад. Это было необычно, наверно красиво, но в них не было той солнечной роскоши, за которую я ее полюбил, был только цвет.

Мне пришлось сделать усилие, улыбнувшись, я, поцеловал её, подарил подарки и сказал, что с новой прической она стала еще лучше. Скорее всего, со стороны, это прозвучало не очень естественно.

Она, молча, приняла цветы и пакет со сладостями.

Вечер прошел в тишине и напряжении.

Лера с новым цветом волос стала молчаливой и холодной. Словно с её рыжей красотой ушло тепло и все то, что нас соединяло.

… Я стал чаще задерживаться на работе. И не потому, что было много дел, а потому, что меня не тянуло домой.

Глядя на вечерний город, я вертел в руках маленькую коробочку и думал о будущем.

Месяц назад я купил обручальное кольцо и обдумывал, как бы оригинально сделать предложение. Но это было месяц назад… какой-то месяц назад у меня была куча планов и я был окрылен любовью, … а сейчас … все улетело, словно сдуло ветром. …

За что же я действительно её полюбил? Неужели только за цвет волос?

Но она была удивительно гармонична.

Шикарная рыжая шевелюра, прекрасное тело и добрая, открытая душа. Милая, обаятельная, мне с ней было легко и просто.

К тому же она была творческим человеком, любила писать стихи и иногда музыку к ним.

Я был первым зрителем и гордился этим, её это забавляло.

А еще по утрам она заваривала мне кофе и, прежде чем подать его, пробовала, не горячий ли он.

Мне это очень нравилось. Когда на улице была непогода, и мы сидели дома, она постоянно придумывала, чем нам заняться. Так она научила играть меня в лото.

Мы часто играли на желание. Один раз мне даже пришлось танцевать на балконе ламбаду. Да, это было весело… тогда…

Что случилось? Неужели это «наверное» имеет такую силу?

Лера тоже изменилась. После того раза, она больше не писала стихи, ей это стало не интересно.

Ей многое стало не интересно.

Прошел ровно месяц с нашей размолвки. На улице была зима. Мы снова сидели на кухне, пили чай. По телевизору показывали новогоднюю комедию. Я пил чай и думал о той коробочке, что лежала в кармане моих брюк. Глядя на Леру, мне хотелось понять, что я к ней чувствую сейчас.

Перед глазами была только одна Лера… с роскошными рыжими волосами. Почему мой мозг не мог принять её другой? Что это за наказание, ведь это всего лишь цвет волос!

Утром я проснулся поздно. Был выходной, и мне хотелось выспаться. Открыв глаза, я не увидел Леру, она видимо встала раньше меня.

Я еще полчаса повалялся в постели и, окончательно проснувшись, понял, что в квартире ни души. Странно. Выходной день, а её нет дома.

Когда я бросился к телефону, чтобы позвонить знакомым и возможно узнать, где она, то увидел на тумбочке, записку, … и маленькую коробочку. Наверное, она выпала, когда я раздевался перед сном.

Записка была простой — Так и не решился? Извини, я решила за нас двоих.

И тогда я понял, что она ушла. Ушла навсегда….

Я не пытался её вернуть. Для чего? Чтобы сделать еще больнее?

Рыжий цвет стал для меня роковым цветом. Я старался его не замечать. Я бежал от него как от огня, который сжигает всё дотла.

… Сейчас я женат. Нет, моя жена не рыжая и никогда такой не будет, она не любит этот цвет волос. У нас есть дети. Я по-прежнему работаю там же. Свою квартиру, напоминающую о подаренном мне, и так бездарно потерянном рыжем счастье, я продал и купил другую.

Про Леру ничего не знаю. Наши общие знакомые говорили, что она уехала из города. Куда и что с ней, никто не знает.

Счастлив ли я? ...

Странно, но я больше думаю о том, чтобы была счастлива она, моё рыжее счастье … с любым цветом волос.

(Александра Красько)

 

МЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВМЕСТЕ

- Мы должны быть вместе.

- Почему?

- Потому, что только вместе мы сможем избавиться от нашего одиночества и преодолеть все жизненные трудности.

- Я как-то до этого, и сама неплохо справлялась.

После её ответа, он опустил голову и медленно сел в кресло возле окна. Заметив его в таком поникшем настроении, она, в который раз, стала корить себя за свою самоуверенность, которая сейчас была совсем не к месту.

- Ты извини, я не это хотела сказать.

На самом деле, она и сама толком не знала, чего она хотела. До какого-то периода всё шло своим путем. Каждый день был расписан, и одиночеству там уж никак не было места. А что касается жизненных трудностей, то она легко их преодолевала и наоборот, даже любила, когда они возникали, т.к. только благодаря этому она смогла стать той, кем сейчас была.

А потом возник он. Словно из ниоткуда. Появился средь бела дня и остался навсегда. И это всё так быстро произошло, что только сейчас она опомнилась и стала приходить в себя.

В памяти стали всплывать обрывки их знакомства, впечатления от долгих ночных разговоров, ощущения от прикосновений рук и губ. Всё складывалось как мозаика, из маленьких частей, и вот сложилось в эту фразу: «мы должны быть вместе».

День клонился к закату. Он по-прежнему сидел в кресле и смотрел в окно. А она закуталась в плед и тихонько сидела в уголке дивана.

Когда в комнате стало темно, она машинально протянула руку к ночнику и включила его. Помещение наполнилось теплым светом, стало уютней.

За окном собирались тучи. Будет дождь.

- Может кофе?

Наступивший вечер придал её голосу мягкость и спокойствие. Ничего не ответив он медленно встал из кресла и направился на кухню, варить им кофе.

Она тихонько пошла за ним.

Сидя за чашкой горячего и ароматного кофе, она тихонько у него спросила:

- Ты на меня обиделся?

- Нет.

А вечер приближал ночь. Дождь прошел, и с окна повеяло прохладой.

- Я пойду, уже поздно. Не провожай.

Он ушел. На столе осталась его чашка с недопитым кофе. Она машинально убрала со стола и пошла спать. Может утро что-то прояснит в ее туманной голове.

Солнце уже давно встало, а она еще спала. Сон был долгим и крепким, никак не хотел отпускать её в реальность. Солнышко поднималось выше заглядывая в окно и прогоняя остатки сна. Она окончательно проснулась и сладко потянувшись в постели, стала припоминать вчерашний день.

Чем вдруг её так испугала совместная жизнь с человеком, которого любишь? Ведь он появился именно тогда, когда она, как белка в колесе, кружилась по жизни. Если бы не он то, может быть, так и закружилась бы в водовороте событий, а жизнь прошла бы мимо.

Она внимательно прислушалась к себе и поняла, что они должны быть вместе, вскочила с постели и стала лихорадочно искать свой телефон, который постоянно терялся в недрах квартиры. После недолгих поисков телефон нашелся. Набрав знакомый номер, с замиранием сердца, она слушала долгие гудки.

- Алло?

- Мы должны быть вместе!

Выпалила, и сразу как-то успокоилась.

- Алло, ты меня слышишь? Мы должны быть вместе!

- Да, я тебя прекрасно слышу, мне просто мешает портфель в руках и чемодан в ногах.

- Ты уезжаешь?

- Скорее переезжаю.

- Куда?

- К тебе.

- Как ко мне?

- Ну, ты же сама мне, только что сказала, что мы должны быть вместе. Вот, я уже готов.

Ей казалось, что она видит его улыбку.

- Не переживай, всё будет хорошо, просто я съехал с квартиры и нашёл нам новую, но въехать в неё можно только через месяц.

Не успела она положить телефон, как в прихожей раздался звонок.

Открыв дверь, она увидела его, и поняла, что всё действительно будет хорошо!

(Александра Красько)

 

ДОЖДЬ

- Что ты любишь делать, когда идет дождь?

- Смотреть на то, как идет дождь, ты же знаешь.

- Понятно …

- А ты что любишь делать, когда идет дождь?

- Смотреть, как ты смотришь на то, как идет дождь.

- Она улыбнулась …

А дождь шёл. Он стучался в закрытое окно. Не сильно, оставляя легкие следы на стекле.

Низко висело пасмурное небо, казалось, к нему можно прикоснуться рукой.

По улице иногда проходили люди, но из-за зонтов их почти не было видно. Укутавшись в свои плащи, они шли к теплу.

- А когда светит солнце, что ты любишь делать?

- Гулять и греться под его лучами. А ты?

- Ты же знаешь…, то же гулять и греться под его лучами… рядом с тобой. Может, сходим в кино?

- Не хочу.

- Может в кафе?

- Не хочу.

- Погуляем под большим зонтиком?

- Не хочу.

- А чего ты хочешь?

- Смотреть на то, как идет дождь. Если тебе скучно, ты можешь идти один.

- Может кофе?

- Нет, спасибо.

Он ушел на кухню заварить себе кофе, а она, почти не шевелясь, сидела у окна.

Любимая женщина, которая привычно наводила порядок, готовила вкусную еду, находила миллион разных тем для общения, в преддверии дождя превращалась в совершенно другого человека.

Дождь пройдет, и первые лучи солнца вернут её к обычной жизни.

А сейчас он пил крепкий кофе без сахара, смотрел на неё, и думал о том, что нет для него в этом мире человека более нежного, хрупкого, такого беззащитного и любящего, чем она.

Неожиданно он понял - ему нравиться дождь.

(Александра Красько)

 

ИСЦЕЛЯЮЩАЯ ЛЮБОВЬ

Быть скептиком и циником – это модно. Не верить в чудеса, не верить в любовь, говорить, что нужно жить не сердцем, а головой, смеяться над романтикой.

Вспоминается цитата из всеми любимого фильма: «Как скучно мы живём! В нас пропал дух авантюризма, мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости».

Однажды мне на глаза попалась одна очень трогательная история. Дабы её не пересказывать на свой лад, привожу текст без изменений.

\\\ Искренние чувства существуют. Именно об этом мы хотим рассказать вам замечательную историю!

Академик Владимир Андреевич Алмазов заслуженно считался выдающимся кардиологом. примечательно то, что в его кабинете всегда стояла стеклянная банка с заспиртованным человеческим сердцем. И все студенты знали историю появления этого загадочного сосуда.

В 50-х, когда академик сам еще был студентом Первого медицинского института, в клинику учебного заведения попала совсем молодая девушка с практически неизлечимым на то время заболеванием. Ей поставили диагноз «подострый септический эндокардит».

Юную пациентку осматривали многие специалисты и не одна группа интернов. В их число входил и одногруппник, а также товарищ Алмазова, который моментально влюбился в девушку.

К сожалению, парень не знал, как вылечить подострый септический эндокардит. Но он ежедневно навещал умирающую красавицу, дарил ей цветы и развлекал. Девушка тоже полюбила этого интерна, и, что самое удивительное, через некоторое время она начала поправляться.

В конце концов болезнь попросту исчезла, а девушка стала женой своего заботливого ухажера. Они родили и воспитали прекрасных деток, а на серебряную свадьбу счастливая пара пригласила докторов, которые когда-то лечили девушку.

Случилось так, что за пару месяцев до своей смерти бывшая пациентка клиники Первого медицинского института приняла необычное решение – она завещала свое сердце этому учебному заведению. Женщина поступила так, чтобы оставить людям напоминание о том, что больное сердце можно излечить сердцем, любящим…\\\

Почему она меня затронула? Наверное, потому, что после такой статьи хочется жить и верить, что не всё еще потеряно, что есть кроме циников те, кто может чувствовать любовь. И не только чувствовать, но и действовать, вопреки всему и всем.

Прочитав эту статью, я вспомнила историю моей старой знакомой, моей подруги. Сейчас мы видимся редко, она уехала за границу, но общаемся, благодаря современной связи, достаточно часто.

Познакомились мы очень давно. Я после школы поступила в институт. А Инга была старостой нашей группы. Девочкой она была шустрой. Все вопросы решала точно и быстро. Если надо было что-то достать или срочно сделать, то замены ей не было.

А я была тихой и спокойной студенткой. В коллективе особо не выделялась и активную студенческую жизнь не вела. Пришла, отучилась и домой.

И вот, получилось так, что судьба свела нас вместе. Мы были как огонь и вода. Нас потом прозвали Инь и Ян. Я всегда могла успокоить неугомонную Ингу, а она наоборот, расшевелить меня, заставить окунуться в активную жизнь.

Я не раз пыталась вспомнить, как мы сдружились, и не раз спрашивала об этом её, но мы так и не могли это припомнить. Однако это не важно. Главное, что наша дружба всегда нам помогала.

После института, нас распределили в разные города. Уговоры и утверждения что мы, практически одно целое, не помогли. Для комиссии этот аргумент оказался недостаточным.

Переживали мы сильно. Но работа есть работа и её было много, а отчетов, об этой работе, еще больше. В общем время летело, его не хватало. Как бы то ни было, а через несколько месяцев нам удалось встретиться.

Мы не виделись несколько месяцев, но как изменились!

Инга вдруг стала молчаливой и какой-то задумчивой. А я наоборот. За время работы познакомилась с интересными людьми. Каждый день проводила в общении и была просто поглощена рабочим процессом. Я даже не сразу заметила, как за пару минут оттараторила Инге все, что накопилось у меня за это время. Только потом, когда перевела немного дух, увидела, что она сидит вся какая-то поникшая.

На мои вопросы она отвечала односложно: да, нет, не знаю, наверное. А потом вдруг заплакала. Навзрыд. Я тогда растерялась. Мне ещё никогда не приходилось видеть её в таком состоянии. Вечно сияющая, как солнце, радостная, вся в заботах и делах, и в наших телефонных разговорах никакой хандры не было, а тут вдруг истерика….

После того как она выплакалась, Инга рассказала мне о том, что произошло.

Всё было стандартно. Несмотря на то, что девочкой она была красивой и шустрой, её личная жизнь не складывалась. Ни у кого, кто обращал на нее внимание, не было серьезных чувств, а встречаться с кем-то просто так, не в её правилах. Во время учебы она особо и внимания не обращала на полное отсутствие личной жизни. Да и не до того было. Вся в делах, вся в заботах.

Оказавшись в другом городе, она вдруг почувствовала полную нехватку любви и внимания. Не знаю, что именно заставило это её почувствовать. Об этом она умолчала, а я не стала расспрашивать. Возможно, новая обстановка и иной ритм жизни нового города охладили пыл Инги и она, выпав из своего привычного забега, вдруг осознала, что не вписывается в эту жизнь.

Только спустя почти десять лет она призналась мне, что за всей этой беготнёй и вечной суетой, прятала своё одиночество и свои страхи. За вечным двигателем под именем Инга, скрывалась неуверенность в себе и долгое, тяжелое внутреннее одиночество.

Она мне рассказала о том, что в школе была обычной ученицей. Активной жизнью не страдала. С мальчиками не встречалась, т.к. считала себя не очень красивой и мало общительной, а что бы не быть белой вороной придумывала разные истории о том, что у нее все хорошо. Почему она вдруг так сильно переменилась после школы и пришла в институт совсем другим человеком? Наверное, решила себя сломать, чтобы создать себя такой, какой она хотела быть. Это очень тяжело, но как показала практика, у неё это получилось на высший балл.

Когда, спустя столько лет, ты узнаешь человека с другой стороны, то не сразу веришь, что такое возможно. Я, практически, ничего не знала о лучшей подруге.

Нам хватило несколько месяцев обычной работы, чтобы поменяться ролями.

Расстались мы очень грустно.

А потом я обрывала телефон, пыталась как-то расшевелить её и вернуть к нормальной жизни. Но ничего не получалось. Инга закрылась в себе как броненосец в своём панцире, и мне было очень больно от того, что я не могла быть рядом с ней.

На неё ничего не действовало. Ни уговоры, ни заговоры, ни даже угрозы. Из бойкой девочки, она превратилась в серого волчонка. На улицу почти не выходила. Работа – дом. Практически ни с кем не общалась.

Я долго пыталась понять, почему она так сильно зациклилась на любви и личной жизни? Разве только в этом счастье? Да и сколько нам лет, всё ещё впереди. Если присмотреться, то вокруг столько интересного. Наши "предки" в свое время только об этом мечтать могли. А мы? О чем мечтаем мы?

Лично я не знаю, о чем мечтаю … у меня всё есть. Это громко сказано, но я человек неприхотливый, довольна тем что есть и верю, что со временем будет то, что надо. И, между прочим, благодаря именно Инге, я собой и своей жизнью довольна. Но вот Инга… Я за нее очень переживала. Помню, как она меня веселила, когда мне было грустно или я была чем-то расстроена, помню какой она была активной и интересной. Я тогда даже завидовала ей немного.

А сейчас? Неужели под маской счастья и веселья, скрывались боль и слезы.

И почему? Ведь хватило ей сил после выпускного, взглянув на себя в зеркало, увидеть стройную и вполне симпатичную девушку, удалось же из гадкого утенка выбиться в лебеди.

Поступив в институт, она сразу заняла место старосты и просто окунулась в новую жизнь. Так иногда бывает, когда ты наступаешь на горло своим страхам. И каждый такой шаг придает тебе столько сил, что хочется идти все дальше и дальше. Что Инга и делала.

Неужели, все это время, она крутилась, как белка в колесе, загружала себя общественной работой только для того, чтобы, придя домой, упасть без сил и не пустить в себя прежнюю неуверенность?

Не вериться.

Время шло, а Инге было только хуже. Она ходила на работу, занималась домашними делами, но жила как робот. Я звонила ей, как только находила возможность. Но в ней не было эмоций и настроения, наше общение было механическим.

Со временем я перестала её подбадривать и грузить нотациями о том, что всё будет хорошо, смогла же она, например, вернуться на работу в родной город. Но она не обращала на это внимания, и я сама уже устала говорить, убеждать и во всё, это хорошее, верить.

Не знаю сколько времени прошло, но однажды я заметила, что уже несколько раз Инга позвонила мне первой. Она оживала, она звонила мне сама. Мы стали вспоминать нашу студенческую жизнь и забавные приключения наших бывших однокурсников. И за каждым таким разговором я стала замечать изменения в её голосе. Он стал более ярким и живым.

Я снова услышала привычную мне Ингу. Веселую, шуструю, солнечную и очень радостную.

Первое время я боялась спрашивать её о том, что с ней произошло, хотя мне было очень и очень интересно и в тоже время волнительно. Я терпеливо ждала.

Как-то осенним пасмурным вечером она мне позвонила и пригласила встретиться. Мы уже давно не виделись, и я сразу согласилась. Мне было приятно вернуться в этот город, снова оказаться в нашем, очень уютном кафе, недалеко от её дома. Раньше мы там, после учебы, любили пить кофе, есть мороженое и болтать о всяких девичьих пустяках.

Увидев Ингу в ярко желтом плаще и всю сияющей, я не сразу узнала её. Последний раз я видела её очень давно, в сером мышином халате, с неуклюжим хвостиком на голове, всю поникшую и такую же серую, как мышка. А здесь совсем другой человек.

Мы долго обнимались, потом так же долго сидели в нашем любимом кафе и болтали. Но уже не о девичьих пустяках.

Оказывается, однажды, когда она находилась в своем обычном, депрессивном состоянии, ее соседка по лестничной площадке, посоветовала обратиться в один частный психоневрологический центр. Сначала Инга отказывалась, считая, что со всем может справиться сама. Но чем дальше всё шло, тем справляться с собой становилось сложнее. И однажды, признавшись себе, что здесь без помощи врача уже никак, она сдалась и отправилась в этот самый центр.

Конечно, идти туда было страшно. Кто бы мог подумать, что жизнь занесет в такое русло. Но, имея опыт в преодоление страхов, она сделала шаг к своему спасению и как, оказалось, была очень даже рада, что всё сложилось именно так. Инга попала к молодому специалисту, который сразу поставил ей диагноз и прописал лечение, которое она строго соблюдала.

Первое время она относилась ко всему без особой инициативы, считая, что всё бессмысленно. Но т.к. была человеком ответственным и всё делала как надо, то выполняя необходимые упражнения и принимая все необходимые медикаменты, уже через месяц, стала замечать улучшения. Сначала она списала всё на самовнушение. Ведь это такая сильная вещь. Что сам себе внушишь, то и получишь в итоге. Но потом поймала себя на том, что помимо аутотренинга, который прописал ей врач, она все чаще стала думать о том самом враче.

Когда Инга была на первом приеме, то не сразу обратила внимание на него. Но после нескольких визитов, она стала замечать, что всё чаще и чаще думает о нем. Это был молодой и достаточно симпатичный парень. Видимо не так давно сошедший с конвейера мединститута. Говорил спокойно и уверенно, всегда смотрел в глаза, словно пытаясь загипнотизировать и внушить, что все хорошо и ничего не надо бояться. А также обладал хорошим чувством юмора, чем еще больше покорил Ингу, которая любила и ценила юмор.

И вот так получилось, что чем дольше Инга ходила к нему на приём, тем чаще и чаще думала о нем. Она понимала, что вряд ли между ними может что-то быть, ведь скорей всего, у него есть девушка или даже жена. Но не думать о нем она не могла. Эти мысли её грели. Просыпаясь каждое утро, она мысленно представляла, что он сейчас делает, чем занят. Засыпая, она всегда мысленно говорила ему спасибо и желала добрых снов.

Инга понимала, что скоро эти визиты прекратятся и вряд ли она его снова увидит. Если только не наступит ремиссия, чего ей вообще не хотелось. Поэтому на последний прием она пришла немного грустной. От врача это не скрылось, но сколько бы он не спрашивал, Инга говорила, что все хорошо. Перед прощанием, он протянул ей свою визитную карточку и сказал, что она может звонить ему в любое время дня и ночи, он с радостью поможет ей справиться с возникшей ситуацией. Эта карточка вернула её к жизни и, подарив ему свою улыбку, она скрылась за дверью.

Спустя неделю она ему позвонила. А через три дня после этого звонка они встретились.

Пока Инга мне всё это рассказывала, я не верила, что эта история может быть правдой. Но вдруг, к нашему столику, подошел молодой мужчина с шикарным букетом цветов. Он вручил их мне, и от этого Инга расцвела еще больше. Это был тот самый врач, и по всей видимости, она успела ему обо мне рассказать.

На следующий день после нашей встречи, Инга мне позвонила и сказала, что скоро выходит замуж. Я была очень рада за неё.

Как важно любить и быть любимой. История моей знакомой не такая уж и необычная. Скорее наоборот. Каждый может вспомнить что-то похожее. Просто на много легче жить, когда знаешь, что одно единственное чувство может вернуть к жизни, и помочь там, где всё кажется безнадежным.

(Александра Красько)